Вечное движение

Автор: Марина ПАНФИЛОВА.

Газета «Тульские известия» от 31 марта 2011 г.

Если разделить жизнь актера Игоря Небольсина на три части, то получится, что в новый, третий ее период бывший принц ТЮЗа и известный тульский каскадер преобразился в очередной раз, научившись в свои «полвека» быть размеренным и даже степенным. Внешность артиста сейчас идеальна для исполнения характерных персонажей, которых он играет в спектаклях Тульского академического театра драмы.

В старших классах у него было прозвище Канадец. В то время в моде был хоккей, поединки сборных СССР и Канады становились захватывающим зрелищем: наши соперники были все как на подбор крупными, пытались во время матчей драться — правда, безуспешно. Вот из-за комплекции Игорь и получил такой псевдоним, хоть в хоккей не играл. Гонял в футбол, много читал, мечтал о путешествиях и приключениях. Родители-технари считали, что он выберет их профессию, но парнишка к окончанию школы объявил, что решил стать не инженером, а актером, и поступил в Тамбовский филиал Московского института культуры. Учился легко и охотно, причем много времени уделял не только теории, но и физической подготовке, урокам сцендвижения, — и внезапно так похудел, что впору было менять амплуа и отправляться в пантомиму к Вячеславу Полунину.

— Тогда я почувствовал радость от легкости, подвижности собственного тела. И на своем режиссерском отделении стал ставить бои с однокурсниками — кулачные и на шпагах. Даже городская администрация стала приглашать нас на спортивные праздники. Зрителям наши показы нравились, особенно молодежи, а я тогда еще не знал, что постановка боев станет моей второй профессией…

Получив диплом, Небольсин работал в театрах Мичуринска, Новомосковска, а потом приехал в Тулу и был принят актером в ТЮЗ. Первая роль, в которой он предстал перед нашими зрителями, — Вральман в мюзикле по комедии Дениса Фонвизина «Недоросль». А потом началась череда благородных героев, принцев, царевичей, которые, отправляясь за тридевять земель, спасали то принцесс, а то и целые королевства. Юные девы, сидя в зале, с трепетом наблюдали за развитием сюжетов, влюблялись в Игоря и во всех его персонажей. А самому актеру больше помнится роль Волка в сказке «Зайка-зазнайка», которая был сыграна рекордное число раз на радость «почтеннейшей публике».

— Период, когда я играл принцев, случился скорее по производственной необходимости: режиссер Александр Литкенс был романтиком, так что постановок в этом духе было много. Мы же сами роли не выбираем: видит тебя худрук в этом амплуа — будь добр, работай. Но волков и прочих злодеев играть было куда интереснее: там есть характер, глубокие мотивы поступков… Начало моего сценического взросления совпало с исполнением роли Лонгрена — отца главной героини в спектакле «Алые паруса». Но при этом я постоянно занимался сцендвижением и учил коллег фехтованию. В ТЮЗе впервые биться на шпагах нам с ребятами пришлось в «Капле страха» по пьесе тульского драматурга Веры Трофимовой. А в спектакле «Кровавая месса» фехтовать предстояло два действия подряд. Моими партнерами были Ринат Кондаев, Петр Зырянов, Геннадий Бажанов и Андрей Кондрашкин. Из них когда-то в студенчестве учился фехтованию только Ринат, остальных мне предстояло за два месяца обучить этому искусству.

Игорь и его друзья справились, «Месса» получилась такой зрелищной, что тинейджеры в зале замирали: не на экране, а прямо перед ними звенели шпаги, актеры бегали, кувыркались!..

Преподавать Игорь, точнее, в соответствии со статусом, Игорь Иванович, стал еще в конце восьмидесятых годов в культпросветучилище. Затем его пригласили вести сцендвижение и пластику на курсах в Новомосковском театре, а потом — на курсе Ярославского театрального института, который базировался в Тульском драмтеатре. Сегодня число его бывших учеников исчисляется сотнями, причем многие стараются поддерживать отношения с наставником: во всяком случае, по Интернету они активно общаются с Небольсиным.

В 2003 году актер перешел из ТЮЗа в Тульский драматический, но, как сам признается, это не выглядело резкой переменой в судьбе: был давно знаком со всей труппой, с режиссером Александром Поповым, который, как и Литкенс, создавал на сцене добрые, мудрые спектакли.

Неугомонность характера и неумение успокаиваться на достигнутом подтолкнули Небольсина к режиссуре. В Тульском театре русской драмы «У Толстовской заставы» им были созданы спектакли «Кармен» и «Фанатки», а с этого года он стал художественным руководителем муниципального театра «Эрмитаж». На его счету и постановки спектаклей для Международной ассоциации каскадеров «Прометей» в Москве, и сотрудничество с Государственным музеем-заповедником «Куликово поле», для которого Игорь неоднократно создавал праздничные шоу.

— Мне нравится обстановка в этом музее. С людьми, которые там работают, у нас общение на уровне души. В 2000 году под эгидой ЮНЕСКО был организован поход современных витязей по пути следования войска Дмитрия Донского — из Москвы через Коломну, Епифань и до Красного холма. Мой девятилетний сын Данила там исполнял роль великого князя в детстве: в красном плаще он по щитам, что держали воины, поднимался на белого коня — и вперед. Хоть и устал он за те четыре дня, но прошел весь путь без жалоб.

Правда, я не смог поехать с тульской дружиной, благословил их на Красной площади и отправился готовить выступления своих воспитанников на Международном фестивале каскадеров «Прометей» в Москве. Вот это было зрелище! Возле прудов ВВЦ все полыхало и громыхало пять дней, там бились воины разных эпох. Все эти взрывы, пожарища снимались профессиональными операторами «Мосфильма»…

Сегодня Игорь Небольсин преподает в Тульском филиале Московского института культуры — заведует кафедрой режиссуры театрализованных представлений. И играть в драмтеатре не прекращает, считая это главным делом в своей жизни. «Акапулько, мадам!», «Сначала я его любила» «Чморик», «Вероника», «Одноклассники», «Ужин дураков», «Обыкновенная история», «Униженные и оскорбленные» — в этих спектаклях, поставленных в последние годы на сцене ТАТД, актер исполняет разные роли, не повторившись ни в одной. Он снимался и в кино, в том числе в знаменитой «Свадьбе» Павла Лунгина, а последняя его работа была в картине Виктора Чепракова «Радуга».

Слегка поседевший, возмужавший, отметивший в Международный день театра свое 50-летие, он сохраняет за собой имидж актера, с которым зрителю интересно.