Светлая личность

Автор: Марина ПАНФИЛОВА.

Газета «Тульские известия » от 1 февраля 2011 года

Оригинал статьи — http://www.tnews.tula.net/rubric/culture/2506

В 1995 году ОАО «Туламашзавод» учредил и теперь ежегодно в конце театрального сезона вручает премию имени Валентины Шевыревой.  Ее удостаиваются актрисы,  сумевшие удивить и потрясти зрителей своей игрой. Это дань памяти артистке, которая была любима несколькими поколениями туляков.

Она родилась 2 февраля 1901 года в Ростове-на-Дону. Отец Валентины торговал сельскохозяйственной продукцией и часто уезжал по делам. А мать занималась воспитанием дочки и вела дом, где все было по-мещански традиционно —  фикусы на окнах, накрахмаленные занавески, утренние и вечерние чаепития за серебряным самоваром, церковь и «променады» по воскресеньям. Неспешная, спокойная жизнь, в которой все было расписано на годы вперед. Будущее наследницы родители тоже определили: сначала гимназия, потом коммерческое училище, куда она была вынуждена поступить по настоянию папеньки — «чтобы могла вникнуть в семейное дело и продолжить его, а не только транжирить нажитое». Послушная дочь окончила ненавистное заведение и даже поступила на юридический факультет Ростовского университета, дабы продолжить образование, но тут наступил 1917 год, и все изменилось.

Валентина Сергеевна рассказывала о своей жизни так: «Детство мое, как и время за окном, было благополучным, юность, совпавшая с революцией, — бурной, молодость, пришедшаяся на военные годы, — тяжелой, и только к старости я обрела стабильность и покой…»

Вихрь перемен в стране показался ей знаковым: долой ненавистный юрфак — «не мое!», и прямым курсом в Ростовскую консерваторию, где был класс драмы. Параллельно стала заниматься в школе пластики: чтобы научиться красиво двигаться и танцевать на сцене. В том, что придется отплясывать, Валентина не сомневалась: ей хотелось быть актрисой комедийной, веселить — «иметь талию и служить Талии».

В начале своей артистической карьеры Шевырева работала в театрах эстрады Ростова-на-Дону, Ленинграда, Днепропетровска, Харькова, Севастополя, Сталинграда. В Тулу она приехала в 1932 году — и сразу понравилась публике. Была истинной комедийной актрисой, но не легонькой, порхающей. Она обладала острым умом и острым же взглядом, играла, пела, хохотала и заставляла хохотать зал. В годы войны Валентина Сергеевна жила в эвакуации в Ташкенте, а оттуда вернулась на постоянную работу в Тулу, которая ей «успела полюбиться».

Заслуженная актриса Софья Сотничевская вспоминает: «В сорок четвертом, когда я впервые увидела ее, сразу запомнились крупные черты хорошо вылепленного лица, соломенные волосы, уложенные несколькими буклями надо лбом, гладко спускающиеся на плечи и заканчивающиеся локончиками. Еще — черненькая маленькая шляпка то ли с птичкой, то ли с цветочком, сидящая кокетливо набочок, и… чернобурка. Рядом шел обаятельный, приветливый, отутюженный маленький мужчина — артист Намфорд.  В добрую минуту он был называем ею Намфиком, в недобрую — Намфом. Его «ведет» на поводке огромный черно-коричневый с рыжими подпалинами пес, у которого унылое «лицо», — Джерри. Как рассказывала хозяйка, у кобеля было сложное социальное происхождение: по слухам, его мама служила в концлагере. И хотя «дети за родителей не отвечают», когда появился этот слух, все любящие его друзья дома стали относиться к псу сдержаннее — как тут не стать унылым!.. Она все умела обыгрывать, все в ее устах звучало интересно, и каждое публичное появление становилось небольшим спектаклем. Если даже человек никогда не был в театре, встретив эту троицу, он замечал ее и, замедлив шаг, смотрел вслед»…

И в жизни, и на сцене в послевоенные годы Шевырева была типичной комедийной примой: вроде Ядвиги из кинофильма того времени «Антон Иванович сердится». Женский состав труппы Тульского драматического все время пытался определить, сколько ей лет. Вроде по документам был один возраст, но вдруг из какой-то старой программки выяснилось, что прелестница «работала в эстраде» еще до революции. И эстрада, конечно, добавила свои краски к способу ее существования на сцене. Яркая, обаятельная, прекрасно чувствующая зрительный зал, природу смешного и драматического, эта актриса существовала органично и весело во всех своих ролях — до войны.

Но во время Великой Отечественной в тульскую труппу влился и даже стал ее основой коллектив Московского современного театра. Когда актриса вернулась из Узбекистана в тот театр, который уже считала родным, она почувствовала, что атмосфера в нем стала другой. Интуитивно поняла это и смогла, как говорила, «пересмотреть, передумать, оглянуться назад внимательно и… смело шагнуть вперед».

Немалую роль в переменах амплуа и имиджа сыграл режиссер Борис Гловацкий, который осторожно и мудро уводил ее «от прекрасных внешних эффектов» в сложный драматический, деятельный мир мыслей и чувств. Первая роль, в которой сказались перемены,  — главная героиня в пьесе Максима Горького «Васса Железнова». Она  в исполнении Шевыревой предстала перед публикой мудрой и сильной, но при этом и беспомощной, страдающей.

— Интересный был режиссер: он как-то незаметно для актеров счищал с них «слои умелости», — вспоминает Сотничевская. — Помню, на премьере наша Валюня Сергевнушка появилась новая, играла иначе — все дивились. А после этой знаковой роли она и в жизни стала меньше гримироваться, зашпилила на макушке локоны, держалась проще. Вот тут-то и началась наша верная, я бы сказала, веселая дружба: у обеих характер был легкий, в нас жила радость творчества, радость существования на белом свете… Сколько мы с нею переиграли вместе — не сосчитать: Островский, Чехов, Горький, западные классики, современные авторы. А потом пришла пора, когда я могла заменять ее в некоторых ролях: повзрослела, хоть и была младше на шестнадцать лет. Но радостнее всего было все-таки работать вместе, подхватывать реплики друг у друга, подкидывать свое хорошее настроение, отчего время на сцене начинает не идти, а лететь! Она и сейчас у меня стоит перед глазами: уже маленького роста, сгорбившаяся, с большой сумкой, в которой чего только нет, с маленькой собачкой за пазухой, в постаревшей вместе с ней чернобурке. Но и тогда голос Валюни оставался звонким, а глаза — веселыми и озорными. Кто бы посмел сказать про эту лукавую женщину, что она родилась «аж еще до революции»?! Молодая среди молодых, настоящая артистка — на все времена!

Многим тульским зрителям запомнились работы Шевыревой в спектаклях «Без вины виноватые», «Волки и овцы», «Ромео и Джульетта», «Годы странствий», «Мораль пани Дульской». Они  отличались острым драматизмом, интересными трактовками.

Долгие годы эта энергичная женщина была председателем Тульского отделения Всероссийского театрального общества, организовывала праздники для актеров, интересные поездки. Валентина Сергеевна умела собирать вокруг себя людей, радовать и удивлять их, в ее небольшой квартирке на проспекте Ленина всегда было шумно и многолюдно. Здесь на импровизированных театральных вечерах  собирались актеры, писатели, их друзья и поклонники. И царила она — великолепная, щедрая, радушная и остроумная… Та, которую все называли светлой личностью.

Для современных актеров Валентина Шевырева — личность легендарная, и получить премию ее имени — большая честь. Первой  в 1995 году ее удостоилась актриса Тульского академического театра драмы Ольга Красикова. А в последующие годы  — Софья Сотничевская, Евгения Пчелкина, Татьяна Савиных, Наталья Савченко, Мария Попова, Наталья Дружинина, Рима Асфандиярова, Любовь Спирихина, Елена Попенко, Инна Медведева, Юлия Дагаева, Наталья Забарова и Ирина Федотова.