После Островского

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ.

Газета «Молодой коммунар» от 6 сентября  2011 года

Тульский академический театр драмы открыл сезон спектаклем «Не все коту масленица» по пьесе А. Н. Островского.

Первая премьера сезона посвящена ушедшему из жизни художественному руководителю театра, народному артисту РФ Александру Иосифовичу Попову. Он очень любил Островского за потрясающий язык и непреходящую актуальность. И часто повторял, что классику надо ставить как современную пьесу, а современную — как классику. «Не все коту масленица» — это последняя, незаконченная работа Попова. Он выбрал пьесу, распределил роли и даже провел одну репетицию…

В репертуар ТАТД спектакль «Не все коту масленица» вошел в постановке режиссера из Санкт-Петербурга, заслуженного деятеля искусств РФ Владимира Голуба. Предложение завершить то, что не успел Александр Иосифович, он принял в память о своем давнем товарище и коллеге. «Надеюсь, Саша Попов не будет ругать нас за эту работу», — сказал перед премьерой Владимир Голуб.

Островский написал пьесу «Не все коту масленица» в 1871 году после пьесы «Свои люди – сочтемся!», из-за которой попал под полицейский надзор. Да он и сам считал ее слишком «жесткой», а потому решил порадовать зрителей комедией. Надо признать, очень смешной, но не только. Ее персонажи непросты и неоднозначны, они не умещаются в рамках жанра. И проблемы, которые поднимаются в пьесе, тоже не вполне комедийны: главным героям предстоит сделать выбор между богатством и любовью, между деньгами и человеческим достоинством.

Легкие, очень красивые декорации, воссоздающие интерьер купеческого дома. На заднике — панорама Москвы второй половины XIX века. На переднем плане — здоровенный бутафорский кот — подставка под горшочек с кактусом, ироничная деталь, в которой зашифровано название пьесы (художник-постановщик — тоже питерский, заслуженный художник РФ Александр Дубровин ((*Главный художник театра (прим. зед. сайта).

На этом фоне разворачивается история взаимоотношений очаровательной бесприданницы Агнии и ее двух «женихов». Молодого, честного, но униженного и забитого Ипполита, неспособного потребовать заработанные им деньги у дяди-самодура, и самого дяди, «хозяина», убежденного, что богатому человеку позволено все.

Корреспонденты «Молодого коммунара» смотрели спектакль во время прогона, накануне премьеры — возможно, поэтому он показался слегка «сырым». Инна Медведева (Агния) чрезмерно драматична, Сергею Сергееву (Ипполит), напротив, не хватает психологизма и глубины. А вот народный артист РФ Борис Заволокин в роли богатого дяди Ермила Зотыча очень хорош: классический типаж Островского. Еще один яркий персонаж на сцене — Ирина Бавтрикова в роли Феоны. Актриса играет сочно, умно, иронично и очень свободно.

История, придуманная Островским (что можно сказать практически о любой классической пьесе), могла бы произойти в любую эпоху. Возможно, авторы спектакля хотели подчеркнуть именно это обстоятельство деталями, выбивающимися из описываемого времени. В доме купчихи стоит граммофон (он был изобретен и запатентован несколько позже), матушка Агнии, Феона, и кухарка Маланья поют романс «Отцвели уж давно хризантемы в саду», написанный и ставший популярным в начале XX века. И граммофон, и неаполитанская «Санта Лючия», которая из него доносится, и тем более «Хризантемы» ассоциируются с другой культурной эпохой, начавшейся после Островского. Если это все-таки такой прием, то он, увы, не сработал — «инородные» детали кажутся просто досадной небрежностью.