Наталья Савченко: «Сцена — это ответственность»

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Газета «Молодой коммунар» от 20.03.2012

О сути актерской профессии, о том, изменилась ли она за последние годы, и о многом другом «Молодой коммунар» беседует с заслуженной артисткой России, актрисой Тульского академического театра драмы Натальей Савченко.

 Справка «Молодого коммунара»:

Наталья Савченко — выпускница Горьковского театрального училища. Работала в театре Ленсовета (Ленинград). С 1978 г. — актриса Тульского академического театра драмы, за это время сыграла на тульской сцене около 70 ролей: Поли Пичем в «Тартюфе» Ж. Б. Мольера, Ниночку в «Соловьиной ночи» В. Ежова, Улиту в «Лесе» А. Н. Островского, Анну в «Быть или не быть» У. Гибсона, Жозефину в «Корсиканке» И. Губача, Нат в «Акапулько, мадам!» И. Жамиака, Эстер в «Неистовстве любви» Ж. Кокто и др. В настоящее время занята в 7 репертуарных спектаклях, в том числе в «Филумене Матурано» Э. де Филиппо и «Тифлисских свадьбах» («Хануме») А. Цагарели и Г. Канчели. Снималась в киносериалах «Громовы», «Последняя исповедь», «Завещание Ленина».

Покой и беспокойство

— Складывается впечатление, что для молодого поколения актеров их профессия — всего лишь один из способов зарабатывать деньги. Так ли это?

— Трудно говорить по поводу кино — думаю, что это совершенно другая история. Но что касается театра, то я на эту тему много думала. Дело в том, что последние 20 лет нас вообще очень сильно изменили. И изменили прежде всего жизнь, которая нас окружает, ценности, приоритеты. А театр — это часть общества. Молодые актеры, которые сегодня приходят в театр, действительно совсем иные. Им вечно некогда, у них много повседневных забот. Но все это — только до того момента, когда они выходят на сцену. С этого момента они, во всяком случае некоторые из них, становятся такими, какой, как мне хотелось бы думать, и я была в молодости…

— А у вас был пиетет перед профессией актрисы до того, как вы ею стали?

— Я еще в 4-ом классе школы написала сочинение о том, что хочу быть артисткой, — мои одноклассники до сих пор это вспоминают. Конечно, тогда многие девочки об этом мечтали, но со мной другая история: я просто не сомневалась, что буду актрисой. Вся стена рядом с моей кроватью была увешана вырезками из «Советского экрана».

Моя любимая актриса — Алиса Бруновна Фрейндлих. И судьба подарила мне возможность видеть ее в работе. Некоторое время я выходила с ней на одну и ту же сцену в театре Ленсовета. И однажды попросила Алису Бруновну дать мне автограф, принесла ее фото из журнала «Искусство кино». Она ответила: «Ну конечно, солнышко» и написала мне: «С пожеланием покоя в беспокойстве — и беспокойства в покое». Это одна из тех фраз, которые я запомнила на всю жизнь…

Не навреди

— Уходит из жизни поколение актеров, которые были не только талантливыми артистами, но и мощными личностями. Это важно в актерской профессии — быть личностью?

— Конечно. Вот два актерских состава в одном спектакле. Казалось бы, та же пьеса, тот же текст, тот же режиссер — но все другое. Думаю, все дело в индивидуальности актера, в его энергетике, в том, что он хочет донести со сцены. Возможно, это громко сказано, но, на мой взгляд, театр — это место, где толпа становится народом. И на «пустого» актера люди не пойдут, даже если это комедия. Ведь и развлекая публику, и я в этом уверена, мы обязаны ее воспитывать. Нет, не поучать, не морализаторствовать, а сообщать что-то очень важное. Сцена — это очень ответственная вещь. Здесь важен принцип: не навреди.

— Личность актера дает роли жизнь, а вот роль как-то влияет на актера и на его мироощущение?

— Мне часто нравилось, как некоторые мои героини реагировали на некую ситуацию: у меня самой в жизни так не получалось… Ну, например, возьмем самую забойную комедию, на которую публика годами ходит. Любовный треугольник. Мужчина перебегает из постели в постель, и женщины его делят. Безумно смешно, и смеются больше всех женщины. Но если эту ситуацию перенести в личную жизнь любой из сидящих в зале дам, то реакции будут совершенно другими: страдания, истерики… Может быть, театр в таких случаях защищает женщин, учит их смотреть на подобного рода вещи с юмором? Конечно, и я учусь чему-то у своих героинь. Но при этом все равно поражаюсь, когда моя Дафни в «Шикарной свадьбе» заявляет: «Мужчины все-такие. Какая разница — до свадьбы или после?». Я вижу, как женщинам нравится, когда я это говорю. Может, и они всю жизнь то же самое хотели бы сказать, но не могут.

Женская тема

— Главная тема в вашем творчестве — чувство собственного достоинства, характер, самоуважение женщины. Антреприза «Свободная пара» или спектакль «Я жду тебя, любимый» — ярчайшие примеры. Вы сами выбираете такие роли или они выбирают вас?

— Это не специально. Может быть, я такие роли вижу. А может быть, я нахожу в них то, что дает мне право об этом говорить. Выходит, эта тема для меня важна, моя психофизика — она такая. И «Свободную пару» мы играли не как комедию, а как трагикомедию. Во всяком случае, стремились именно так ее играть.

— Вы сейчас репетируете роль в спектакле по пьесе Александра Червинского «Бумажный патефон» («Счастье мое»). Вас увлекает эта работа?

— Да, очень! 1947 год, история о любви и о выборе в жизни — очень симпатичная пьеса. У меня там не главная роль, но во время работы я получаю такое удовольствие! Ставит спектакль Дмитрий Краснов, главные роли у Полины Шатохиной, Бориса Бороздина и Сергея Пыжова. И вы знаете, мне очень нравится то, как репетируют эти молодые актеры — очень ответственно и честно. Я надеюсь, что все будет хорошо…