«ЛЕВША-2012» : шоковая терапия

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Газета «Молодой коммунар» от 07.09.2012

Тульский академический театр драмы открыл 236-й сезон премьерой спектакля «Сказ о тульском Левше (Блоха)» по пьесе Евгения Замятина.

Если бы в ТАДТ никогда не ставили спектаклей про один из самых ярких, как это принято сейчас говорить, тульских брендов, это выглядело бы странно. Разумеется, ставили: в 1974 г. на нашей сцене появился «Тульский секрет» по пьесе В. Константинова и Б. Рацера, в 1994 — «Тульский секрет-2». Нынешняя премьера — с формальной точки зрения — «Тульский секрет-3». Однако так называть спектакль калужского режиссера, заслуженного деятеля искусств РФ Александра Плетнева по инсценировке Замятина повести Лескова для МХАТа (1925 г.) было бы не совсем корректно. Потому что «Левша-2012» очень не похож на своих предшественников: уж слишком явно он выходит за рамки привычной мифологии.

Мы привыкли к словам о том, что легенда о Левше, подковавшем Блоху, — это ода мастерству тульских умельцев. Эта советская, однозначная трактовка очень тонкой, философской и, по сути, трагической повести Лескова укоренилась в сознании нескольких поколений. Премьера ТАДТ — попытка разрушить стереотип, предложить тульскому зрителю по-другому посмотреть на эту историю, возможно, перечитать Лескова и — задуматься о прошлом и настоящем своей страны, своего города, своего народа.

Самый лучший способ разрушения мифов, как известно, шоковая терапия. Самый действенный жанр — жесткий гротеск. Александр Плетнев придумал спектакль-пародию на официозный миф о Левше с его патриотическим пафосом и лубочной псевдонародной эстетикой. Получилось нечто вроде капустника, но капустника изысканного, профессионального, многослойного, насыщенного огромным количеством смыслов. Здесь все доведено до абсурда: Царь (Алексей Соловьев) — великовозрастное дитя с явной задержкой в интеллектуальном развитии, донской казак Платов (Игорь Лучихин) — этакий ряженый, который сам себе кажется чрезвычайно значимым и грозным, собственно Левша (отличная работа Дмитрия Чепушканова) — простая душа, соображает плохо, говорит нечленораздельно, единственное, что можно разобрать, — слово-паразит «технически».

Во втором акте, где действие происходит в Лондоне, темп ускоряется, а сходство с капустником усиливается — во многом благодаря мастерской игре с английским языком и уже с английскими брендами, в том числе с музыкой «Beatles», популярными фильмами и т. п.

В спектакле — множество классных, ярких, острых актерских работ. Огромное количество неожиданных трюков и фантастически смешных сцен — например, сцена на морском дне. Перечислять их не имеет смысла — лучше посмотрите сами. Но вот о чем отдельно хочется сказать — о блестящей работе художника-постановщика спектакля, заслуженного художника РФ Александра Дубровина: пространство организовано изобретательно и остроумно, каждая деталь, каждая «пеночка» работает. Браво! И музыкальное оформление (заслуженный работник РФ Лариса Козлова) удачное — потрясающая мешанина из западных хитов и русских песен. К слову, в спектакле — живая музыка, и поют артисты не просто хорошо, а с настоящим драйвом.

Но самое главное-то, что, несмотря на «капустную», на грани фола интерпретацию истории о Левше, спектакль получился пронзительный, умный и трагический. Впечатляющий финал: сломавшаяся блоха, гибель главного героя, плач, почти вой его возлюбленной Маши (Полина Шатохина) — и полная безысходность.