История о превращениях

Автор: Марина Панфилова

Газета «Тульские известия» от 5.10.2010 г.

Динамичное действие, интересный сюжет, запоминающиеся характеры, яркие костюмы, необычные декорации — таким увидели зрители новый спектакль Тульского академического театра драмы «Обыкновенная история», поставленный главным режиссером Александром Поповым.

Пьеса Виктора Розова, написанная по одноименному роману Ивана Гончарова, — мудрая, остроумная, трогательная и прекрасно сыгранная история молодого человека, который приезжает покорять столицу. На тульских подмостках она рассказывается без слез и сантиментов. Жесткий ритм действия не оставляет надежд на передышку: переживать и сочувствовать придется потом, в финале. Постоянное вращение сцены символизирует круговерть жизни: столица, как огромная центрифуга, диктует свой темп, не дает остановиться, задуматься.

Санкт-Петербург представлен не только нарядной толпой, то фланирующей, то суетливо спешащей куда-то. Он черно-белыми изображениями запечатлен на колоннах, застывших в центре сцены: никаких радужных красок, только строгая холодность.

Здесь хочется отметить удачную работу художника по костюмам Елены Погожевой. Она не просто одела героев по моде того времени, но благодаря платью выявила характеры. Кажущийся твердокаменным дядюшка Петр Адуев (Игорь Лучихин) носит сюртуки и шлафроки всех оттенков серого — цвета стали, гранита. Платья его жены Елизаветы (Наталья Дружинина) выполнены в другой цветовой гамме, из тканей нежных пастельных тонов, что выглядит диссонансом, сразу проясняя их отношения. Возлюбленная Александра Наденька (Лариса Киеня) и ее маменька (Любовь Спирихина) «в одном оттенке» не с провинциальным мальчиком, а с его соперником, светским львом графом Новинским (Дмитрий Чепушканов). Вдова Юлия Павловна (Ольга Баурина) «нарядна, как бабочка летом», но в Петербурге чаще идут дожди, этот климат — не для нее, не случайно на ее долю выпадает много разочарований.

В день премьеры художник-постановщик Александр Дубровин отмечал свое шестидесятилетие. И, как он признался, восторженный зрительский прием спектакля стал для него лучшим подарком.

— У меня сложились замечательные отношения с художественным руководителем тульского драмтеатра Александром Поповым, со всеми актерами. Я постоянно живу и работаю в Санкт-Петербурге, сюда приезжаю на постановки и могу с удовольствием констатировать: в этом театре царит удивительно творческая атмосфера, потому так легко осуществляются все замыслы. Это не первый наш совместный спектакль с Александром Иосифовичем, и я считаю, что мне повезло: легко работать с человеком, когда есть взаимопонимание, общие взгляды на жизнь. У нас не бывает споров, только разговоры — долгие, напряженные, в итоге которых рождается общее детище. Мне нравится эта сцена, я ее с удовольствием преображаю в разные миры, а Попов населяет их персонажами. Сейчас уже не вспомнить, что стало толчком, точкой отсчета в работе над «Обыкновенной историей». Было множество идей, а совместный поиск привел к окончательному варианту, который, как мы уже поняли, понравился публике…

Наблюдая «Обыкновенную историю», зритель с интересом следит за развитием сюжета, который остается злободневным, как и полтора столетия назад. Единственная дань прошлому — костюмы XIX века, все остальное — слова, поступки, характеры — в духе нашего времени.

Вот маменька (Ирина Федотова) под смешки из зала напутствует своего отпрыска Сашеньку Адуева (Евгений Маленчев), отбывающего в дальние края: «Не ходи ночью по улицам, от людей зверского вида удаляйся… Не предавайся вину, оно — первый враг человека…» В Петербурге дядя Петр Адуев на свой лад наставляет юного провинциала, полного надежд и феерических замыслов, готового «Отчизне посвятить души прекрасные порывы»: «Трудно тебе здесь придется — блеску в глазах много. Сколько в столице еще таких же молодцов, как и ты: с жаждой карьеры и фортуны…» Актер Игорь Лучихин потрясающе сыграл умного, кажущегося циничным, но доброго и отзывчивого человека, сделавшего очень много для неопытного племянника. При этом он заставляет публику задуматься: а уютно ли самому Адуеву-старшему за выстроенной им же броней невозмутимости? Может, потому он и стремится «обратить в свою веру» племянника, сделать его таким же непробиваемым? Не случайно, видя эмоциональность, чувствительность Сашеньки, он в раздумье роняет: «А позавидовать-то можно…» Правда, тут же прячется за «броню»: «Нет — глупо!» Или — страшно, потому как «Санкт-Петербург город красивый, но строптивый, пощады от него не жди», поневоле приходится выстраивать «линию обороны».

Не его вина, что уроки юноша воспринял не так, как хотелось дядюшке. Наблюдая за приключениями Александра Адуева, зрители испытывают целую гамму чувств: и жалость, и недоумение, и возмущение, граничащее с раздражением, — равнодушных нет, молодому актеру замечательно удалось заинтересовать всех судьбой персонажа. И показать, что тот на самом деле — большой эгоист, равнодушный ко всем, кроме себя. Он быстро забывает об оставшейся в деревне Софье (Марина Анисимова), месяцами не пишет любящей маменьке, но страдает, да еще с каким смаком, от жестокости новых петербургских знакомых, а также и старого друга Поспелова (Сергей Пыжов). Возможно, он с самого начала умел любить только самого себя, и разочарование в людях, черствость на грани жестокости, скука были вызваны душевной неполноценностью, эгоизмом, обыкновенной заурядностью, наконец. Нельзя сделаться мудрым по чужим советам, нельзя стать добрым, просто живя рядом с отзывчивыми людьми — такими, как дядя, как тетушка Елизавета Александровна.

— Эта работа потребовала от меня большой отдачи. Приходилось очень резко переходить из одного настроения в другое, — сказал после премьеры актер Евгений Маленчев. — Я много думал, читал роман Гончарова, смотрел телеверсию пьесы Розова, где главные роли играют такие мэтры сцены, как Михаил Козаков и Олег Табаков. Сложно было не повториться, не скопировать то, что найдено при создании этого образа Олегом Павловичем. Старался искать свои ходы, в этом мне помогали Александр Иосифович, мои партнеры, и в итоге получился человек, которого… хочется пожалеть.

В конце спектакля свершается удивительное превращение Адуева-младшего в Адуева-старшего. Но нельзя не отметить, что дядя и племянник прошли один и тот же жизненный путь с разными результатами: обыкновенная история, которая случается в любом веке.