Досочинить время

Автор: Марина ПАНФИЛОВА

Газета «Тульские известия» от 23.05.2012

Женщины в черных платках мечутся по сцене, вглядываются вдаль или стоят, трагически опустив плечи, и звучат слова: «Поколению наших родителей посвящается». Так начинается спектакль «Счастье мое», поставленный в Тульском драмтеатре режиссером Дмитрием Красновым по одноименной пьесе Александра Червинского.

В основе сюжета – история любви, время действия – 1947 год. И постоянно перед зрителями – два главных персонажа. Он – красавец и умница Семен (Сергей Пыжов) – перспективный жених совсем другой девушки, более привлекательной и благополучной, чем Виктория (Полина Шатохина). Она – дочь репрессированных родителей, воспитывалась в детском доме, некрасивая (удивительно, как прелестная актриса перевоплотилась в нескладного «гадкого утенка»). Дитя войны, жалкая, одинокая, работает пионервожатой в школе, живет в кабинете ботаники и мечтает родить ребенка, чтобы хоть так обрести семью, воспоминания о которой такие светлые, но абсолютно запретные.

Александр Червинский – известный современный драматург, писатель и сценарист. По его произведениям снято более двадцати фильмов, среди которых «Корона Российской империи, или Снова неуловимые», «Молодые», «Блондинка за углом». А его роман «Шишкин» в 2004 году вошел в шорт-лист премии «Национальный бестселлер».

Пьеса «Счастье мое» (второе ее название «Бумажный патефон») была написана в восьмидесятые и сразу стала очень популярной, поскольку предоставляла возможность рассказать о прошлом Страны Советов, словно увидеть другим взглядом людей, их отношения и характеры, исковерканные эпохой. В 1987 году по ней сделали телефильм «Виктория», где в главных ролях снялись Анжелика Неволина, Елизавета Никищихина и Николай Пастухов.

Но телеэкран, существенно проявляя события, поступки героев, заставляет зрителей прежде всего и главным образом следить за фабулой. В театре же всегда есть возможность показать движение души, любой внутренний импульс.

В тульской постановке весьма удачен выбор исполнительницы роли Виктории. Полина Шатохина смогла стать тем центром, тем энергетическим ядром спектакля, к которому приковано зрительское внимание. Ведь на сцене лишь актерский дуэт, и все диалоги начинает она – пионерская мадонна, «сверкнувшая» на линейке, как звезда, верящая, точнее – заставляющая себя верить в светлое будущее. Маленькая, хрупкая, невероятно трогательная, она интонациями, жестами передает неловкость, нелепость ситуации, но в выдыхаемых словах ощущается первозданная незамутненность чувств, естественно льющихся вместе с рассказом. При этом видно, что девочка обладает твердым и волевым характером, и это позволяет ей целеустремленно и уверенно добиваться намеченного. Семен в трактовке Сергея Пыжова предстает то обаятельно-простодушным и заботливым, чутко на все реагирующим, то – необычно честолюбивым и жестким.

История их несостоявшейся любви рассказана с легким юмором и щемящей грустью, так, что публика постоянно сопереживает героям. Но сквозь остроумные легкие диалоги просвечивает тяжелейшее, страшное время, и черные платки, которыми размахивают женщины, то и дело, пробегающие через сцену, – как крылья беды.

Рядом с двумя юными героями есть пара людей, умудренных житейским опытом. Это Оскар Борисович (Андрей Сидоренко) – интеллигентный чудак явно «из прежних», ботаник и по профессии, и по сути. А еще – директор школы Лидочка Ивановна (Наталья Савченко): суровая, честная, безгранично верящая в справедливость строя, но по-человечески сочувствующая Вике и спасающая ее – дочь врага народа. У актрисы нет действий, она сидит за столом на просцениуме и лишь комментирует происходящее – иронично и грустно, при этом зрители всегда могут уловить в ее репликах некий подтекст. Она словно становится связующим звеном между этими персонажами из прошлого и современностью, передавая такую сложную гамму чувств, переживаний за свою несчастную подопечную, за происходящее вокруг. И публика постепенно включается в условную игру и начинает ждать этих реплик.

По замыслу художника-постановщика Ирины Блохиной главным элементом сценографии становится вращающийся круг, на котором разместились декорации. Получается то улица с обшарпанной скамейкой и школьным крылечком, то убогий интерьер Викиной комнатушки, то кабинет ботаники, в котором, по словам героини, есть и попугай, и пальмы. Но на сцене этого нет, и зрителям надо домыслить всю затейливую красоту, как герои домысливают и досочиняют то прекрасное время, в котором живут.