Дмитрий Краснов: «Сомнения — мое второе «Я»

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ

Газета «Молодой коммунар» от 27.03.2012

Сегодня, 27 марта — Международный день театра. Тульский академический театр драмы встречает свой профессиональный праздник с новым главным режиссером Дмитрием Красновым.

Другие люди

 Дмитрий родился в Казани, но рос в Баку — его мама бакинка, и семья решила вернуться в этот город, который во времена СССР был настоящей культурной столицей. Столица Азербайджана, кроме того, считалась городом интеллигенции и творческих людей. И Дмитрий признается, что до сих пор не может понять, как случилось, что именно там, в Баку, где мирно и дружно жили люди самых разных национальностей, все так трагически изменилось в 1991 году…

— Я вырос в семье инженеров — моя мама, кстати, училась на первом в Советском Союзе курсе математиков-программистов, — рассказывает Дмитрий. — Собирался поступать в Бауманку, ходил в математический кружок. Но однажды в 9-м классе ко мне подошла девочка, которая занималась в театральной студии. Она сказала, что у меня «хороший рост» — и я как раз подойду для роли статского советника в «Снежной королеве». Я отказывался, но она меня уговорила хотя бы просто прийти и посмотреть. Я пришел — и увидел совершенно других людей, по-другому мыслящих, чувствующих. И таких свободных, что мне захотелось остаться — и питаться вместе с ними этой свободой. А потом случилась моя первая «елочная кампания» — я в новогоднем спектакле играл Чертополоха. Заработал 100 рублей — по тем временам серьезные деньги — на них родители мне купили джинсы…

После окончания школы Дмитрий Краснов отправился завоевывать Москву — поступать в ГИТИС. Его заметил режиссер Евгений Арье, набиравший курс, — он пообещал обязательно взять Краснова, но только после армии: тогда не служивших парней в творческие вузы старались не принимать.

Дмитрий отслужил два года в Североморске, вернулся — но Арье в ГИТИСе уже не было: он вместе с Михаилом Казаковым уехал в Израиль. После неудачной попытки поступить в школу-студию МХАТ Краснов вернулся в Баку, поработал год на разовых ставках в местном русском драматическом театре, а потом узнал, что Гнесинское высшее училище набирает первый курс в мастерскую мюзикла, — и легко туда поступил.

После Гнесинки Дмитрий вместе со своими сокурсниками некоторое время работал в одном из московских театров — у ребят была идея создать первый в России театр мюзикла. Но оказалось, что проект это очень дорогой, а для середины 90-х гг. — и вовсе неподъемный, и труппа постепенно распалась. Надо было искать работу, подумав, Краснов выбрал Тулу — прежде всего потому, что она ближе всего к столице: уже тогда Дмитрий планировал получить второе, режиссерское образование. В труппу ТАТД Краснов был зачислен в 1997 году как актер, с 2004 стал работать как режиссер-постановщик.

— Помню свои ощущения, когда впервые выходил на сцену. Мне тогда казалось, что я могу значительно больше, чем мне доверяют, делать. А потом, когда ты уже начинаешь постигать профессию, появляются моменты сомнения, этих моментов становится все больше и больше — и однажды эти сомнения превращаются в твое постоянное второе «я»…

Сотрудничество и «Просвещенная монархия»

 На вопрос, в чем состоит миссия главного режиссера современного российского театра, Дмитрий Краснов отвечает: «Стараться удерживать театр на высоком профессиональном уровне. Искать для него свой путь, правильный и органичный именно для этого коллектива и именно в данной ситуации. И нести ответственность за выбранную творческую политику».

Условных моделей взаимоотношений между главным режиссером и труппой существует несколько. Бывают главрежи — «диктаторы», «демократы», «патриархи», понимающие театр как дом и семью и оберегающие его традиции. Краснов предпочитает брать за основу принцип сотрудничества. При этом отмечает, что русский репертуарный театр — это проект, рассчитанный на длинную дистанцию, а потому близкие, почти семейные человеческие отношения в коллективе возникают естественным образом. «Для нас оптимальный вариант — «просвещенная монархия», — шутит Дмитрий.

— Как должен сегодня развиваться Тульский драматический театр? Одновременно — и творчески, и менеджерски. В частности, думаю, что нам необходим специалист по рекламе, — говорит Дмитрий Краснов. — Если же говорить о статусе «академического»-то, на мой взгляд, это, с одной стороны, достоинство нашего театра, но с другой — высокая степень ответственности и определенного рода ограничения.

Я за то, чтобы держать планку, но при этом не бояться экспериментов, не бояться открывать новые возможности, пробовать работать с новой драматургией и новыми формами. Это можно делать на Малой сцене, сегодня за ее развитие мы активно боремся.

К сожалению, мы очень зависим от кассы, тем не менее мне хотелось бы сбалансировать репертуар. Ведь сегодня, если почитать нашу афишу, это просто беда: «улетная комедия», «музыкальная комедия», «лирическая комедия», просто «комедия»… Надо стремиться к большему разнообразию жанров.

Чтобы все было хорошо

— Мы уже начали работать в этом направлении. 5 апреля состоится премьера спектакля «Веер леди У.» по Оскару Уайльду в постановке заслуженного деятеля искусств Алексея Малышева. 30 апреля — еще одна премьера: Лариса Козлова репетирует пьесу Ричарда Баэра «Смешанные чувства», в этом спектакле заняты заслуженная артистка РФ Ольга Красикова и народный артист РФ Борис Заволокин. В конце сезона покажем новый спектакль «Счастье мое» по пьесе Александра Червинского, это очень проникновенная, душевная история, рассказывающая о любви двух молодых людей. А следующий сезон откроем «Блохой» в постановке калужского режиссера Александра Плетнева. Я планирую начать репетиции на Малой сцене «Воскресение» Л. Н. Толстого.

Кроме того, в перспективе хотелось бы, чтобы в нашем театре появилась умная историческая драма — с острыми конфликтами, мощными женскими и мужскими характерами. Сейчас мы активно ищем драматургический материал — читаем, выбираем, думаем…

Конечно, я чувствую поддержку коллектива. В Тульском академическом театре драмы — уникальный коллектив, много хороших, сильных актеров. Но главное — все хотят, чтобы в театре все было хорошо, стараются сделать для этого все, что от них зависит… Мы вместе. Мы много работаем — и будем работать…