Диалог с жизнью

Автор: Марина Панфилова

Газета «Тульские известия» от 3 сентября 2010 года

У актера Тульского академического театра драмы Олега Есауленко в трудовой книжке имеется только одна запись, сделанная сорок с лишним лет назад. А еще у него за кулисами есть прозвище Есаул, данное не только из-за фамилии. Олег Николаевич обладает качествами, присущими русскому офицерству: верностью, достоинством и… умением всегда «оставаться в седле».

Во время учебы в ГИТИСе Олега часто сравнивали (в основном девчонки) с американским певцом Дином Ридом. Он не обращал внимания на эти комплименты, куда больше гордясь характерным  «алтайским»  разрезом глаз: «Мы с земляками одинаково смотрим на жизнь: у Василия Шукшина, Михаила Евдокимова, моего друга и коллеги по сцене Геннадия Вершинина эдакая хитреца в прищуре.  Так что над проблемами мы смеемся — и потому их преодолеваем…»

Сценический дебют будущего актера театра и кино Олега Есауленко состоялся в  далеком поселке Боровлянка Алтайского края. Поселение было интернациональным,  жили там русские, немцы, украинцы, выходцы с Кавказа. И вот воспитательница в детском саду, грузинка, решила поставить на утреннике собственную версию «Отелло»: сюжет был взят у Шекспира, а стихи она сочинила сама. Главный герой, которого играл пятилетний Олег, был наряжен в бурку и папаху, а в руке держал кинжал, которым и лишал жизни коварную Дездемону, ушедшую танцевать лезгинку с другим. Затем в раскаянии он восклицал: «Ах, зачем зарезал я деву молодую? Встань, проснись, душа моя, мы с тобой станцуем!..»

После такого «боевого крещения» Олегу все твердили, что он должен стать актером, да тот и сам чувствовал склонность к лицедейству. И потому, когда пошел в школу, записался в театральный кружок, а во время службы в армии в Хабаровске играл в молодежном театре «Парус» при горкоме комсомола. Что-то получалось, ему аплодировали, так что в решении выбрать именно эту профессию сержант Есауленко утвердился окончательно и перед демобилизацией даже написал письмо Сергею Герасимову. До сих пор в личном архиве тульского актера хранится ответ Сергея Аполлинариевича, где мэтр отечественного кино благожелательно, по-отечески напутствовал молодого человека, советовал ему, как следует готовиться к экзаменам, какую литературу прочесть.

Но обстоятельства сложились так, что документы Олег Есауленко подал не во ВГИК, где преподавал Герасимов, а в ГИТИС.

— Семь суток я ехал в поезде с Дальнего Востока в столицу, волновался ужасно! Естественно, тех книг о кино, которые мне предлагалось прочесть, я в солдатской библиотеке не нашел, потому считал себя неподготовленным, боялся срезаться на экзаменах. Но алтайское упрямство сказывалось: решил не сдаваться и идти до конца. Выучил стихотворение Роберта Рождественского, соорудил на голове невероятный кок и отправился на первый тур. Перед экзаменаторами держался молодцом, даже орлом — голова поднята высоко, грудь колесом, читал с пафосом, но душевно, что и решило мою судьбу. Правда, одна дама все-таки спросила: «Скажите, а что это у вас на голове?» И я простодушно ответил: «Мне говорили, что в театральный принимают только с модными прическами…»

Студент Есауленко попал в класс к народному артисту СССР Владимиру Готовцеву — ученику легендарного Константина Станиславского. Впитывал азы профессии, старался понять характер и душу персонажей, но вот Отелло, с которого начался «путь в искусство», он так и не сыграл — ни в студенческие годы, ни на профессиональной сцене. Как и Гамлета — мечту почти всех актеров и некоторых актрис. Репетировал Лаэрта в спектакле, который ставил в Туле режиссер Рафаил Рахлин, но эта постановка так и не увидела света: исполнитель главной роли внезапно уехал в Ставрополь, и работа застопорилась.

Была возможность блеснуть в классике в студенческие годы, когда педагог позволил третьекурсникам самостоятельно подготовить роли любимых героев. Все кинулись репетировать Островского, Достоевского, «Вильяма нашего Шекспира», а Олег с двумя однокурсниками решили разыграть сценку из «Свадьбы в Малиновке». Их Яшка-артиллерист, дед Ничипор и его бойкая супруга были столь  убедительны, что подуставший от всхлипов и стенаний драматических персонажей Готовцев хохотал беспрестанно. Так и определилось амплуа Олега Есауленко — балагур и весельчак, и в этом качестве он снимался в фильмах «Ваш сын и брат» Василия Шукшина, «Золото» Дамира Вятича-Бережных, «Свадьба» Павла Лунгина.

— Мы с Шукшиным действительно земляки: его родное село Сростки находится в шестидесяти километрах от моей Боровлянки, и на съемках, случалось, вспоминали о детстве, ностальгировали. Работать было невероятно интересно: судьба подарила мне встречи с мастерами отечественного кинематографа — Павлом Санаевым, Леонидом Куравлевым, Ларисой Лужиной, Натальей Варлей. Но двигаться в этом направлении, выстраивать всерьез отношения с кино я не захотел: там все статично, сыгранную роль уже не переделаешь, ничего к ней не добавишь. Все записано на пленку и остается неизменным на веки вечные. А театр похож на живой организм — он дышит, думает, меняется, как меняются актеры, их взгляд на проблему.

Помню, в «Ночной повести» я играл главную роль и должен был в исступлении, рассуждая о человеческой подлости, бегать по сцене. А однажды  пришел на спектакль в другом настроении и исполнял ключевую сцену тихо, без надрыва, стоя на месте. Главный режиссер Сергей Лавров тогда понял и принял этот ход, похвалил меня. И я всегда стараюсь «вдыхать жизнь» в своих героев, чтобы они были близки и понятны зрителям…

Сколько ролей переиграл Олег Николаевич на тульской сцене за сорок с лишним лет, уже не вспомнить: были тут современники и «люди из прошлого», герои и негодяи. В этом сезоне он репетирует сразу в двух спектаклях: в «Обыкновенной истории» и в «Филумене Мортурано», которая лет двадцать назад уже ставилась в нашем театре. Тогда Есауленко играл сына главной героини, сейчас готовится изобразить ее друга, Альфоредо Доменико — седого, умудренного жизнью, любящего порассуждать.

Актеру тоже присущи склонность к философии, умение наблюдать за людьми, подмечать забавные и трогательные сценки на улице, в транспорте, в театре. А недавно он выпустил книгу своих рассказов и стихов «Диалог».

— Я начал писать еще в подростковом возрасте — стихи, рассказы, повести. Читал их друзьям, учителям, те хвалили. В восемнадцать лет решился — стал посылать свои творения в журнал «Сибирские огни», альманах «Алтай», но, не получив ни ответа ни привета, решил все сжечь. Гоголь — тот лишь часть романа спалил, а я с досады пошвырял в огонь все, что попалось под руку. Но продолжал писать и в студенческие годы, и уже работая в театре: строки приходили по ночам, я вскакивал, записывал… А потом из этого получилась книга, и, кстати, пока шла работа над ней, я съездил на историческую родину к маме,  нашел на чердаке старые черновики, так что «Диалог» получился разновременным. Это название выбрано не случайно: моя жизнь — постоянный диалог с близкими людьми, со зрителями. Помните, Станислав Лем в одном из произведений пишет: «Я пятничный сильно отличаюсь от меня вторничного…»

И надеюсь, этот разговор будет продолжаться…