Бородка для Ильича

Автор: Ирина СКИБИНСКАЯ.

Газета «Молодой коммунар» от 10 июня 2011 г.

Сегодня старший художник-гример Тульского академического театра драмы Валентина Поликарпова отмечает юбилей.

Деньги не главное

Валентина Владимировна работает в Тульском академическом театре более 40 лет. Пришла сюда восемнадцатилетней девчонкой — после того, как закончила школу, поучилась в комбинате бытового обслуживания и попыталась поработать часовым мастером. Профессия часовщика ей показалась не слишком интересной — и она устроилась в театр ученицей гримера-постижера.

— Это происходило в 1969 году, еще в старом здании, — вспоминает Валентина Владимировна. — Моим наставником была прекрасный, опытный мастер Алевтина Филипповна Цвинария. Именно она меня всему учила. Со временем я поняла, что это мое дело, — и вот осталась на всю жизнь. Театр — это особое место, люди здесь работают не из-за денег. Нет, конечно, хочется получать побольше, но я считаю что это не главное в жизни. Часто думаю: вот есть же несчастные люди, которые ходят на работу с нелюбовью! Я бы так не смогла…

«Цех» Валентины Поликарповой — это две маленькие смежные комнаты. Столы, стулья, давно устаревшие, но действующие сушилки для волос — и большие, во всю стену шкафы, в которых хранятся театральные «прически». Валентина Владимировна открывает шкаф: на стойках и болванках — десятки париков, под каждым — бирочка с названием спектакля и имя актера/ актрисы, для которого он сделан. Театральный закон: парик — предмет сугубо индивидуальный, и если какую-либо из героинь в спектакле играют две исполнительницы, для каждой делается свой. Парик дуэньи из одноименного спектакля, созданный специально для Натальи Дружининой, — смешной, пародийный, украшенный нелепой серебряной розой, с высоким коком. Парик для дуэньи в исполнении Елены Попенко — совсем другой, более женственный, с мягкими линиями. Валентина Владимировна объясняет: сначала образ героини спектакля рождается в эскизах художника — но ее прическа и грим рисуются схематично. А потом, на основе этих рисунков, начинает работать гример-постижер — фантазировать, изобретать, прорабатывать детали. Но при этом — обязательно с учетом индивидуальности и всех пожеланий артиста.

— Грим, парик — все это должно помогать актеру создавать образ, — убеждена Валентина Владимировна. — Хороший артист всегда уделяет гриму особое внимание. Помню, как часто приходил ко мне Михаил Матвеев — ему не раз приходилось играть отрицательные роли, и он советовался со мной, как усилить выразительность создаваемого им на сцене образа, — мы продумывали детали, пробовали разные парики, рисовали «шрамы»…

Оживить Толстого

За годы работы в театре Валентина Поликарпова сделала несметное количество париков, бакенбард, усов и бородок и нарисовала несметное количество шрамов. Случалось создавать и портретный грим: например, Ленина. Перед тем как выйти на сцене в роли Владимира Ильича, актер Олег Корчиков с помощью Валентины Поликарповой гримировался четыре часа! Лысина в виде накладки, накладка на подбородок, потом наклейка характерной ленинской бородки. Все ненужное густо замазывалось, все нужное — подрисовывалось. В результате Ильич получался очень достоверный и живой. «Фурнитуру» для грима Поликарпова создавала по фотографиям — на ее рабочем столе тогда лежала целая стопка снимков Ильича, в профиль и анфас. А еще Валентина Поликарпова «оживляла» Льва Толстого — его в одном из спектаклей тульской драмы играл Николай Земцов.

— Парики, усы, бороды мы делаем из натуральных волос, — рассказывает Валентина Владимировна. — Искусственные иногда используем, но редко — они недолговечны, быстро тускнеют. А натуральные «живут» долго — помоешь шампунем, причешешь, завьешь — и он как новенький. Изготовление париков — процесс очень кропотливый. На форме закрепляется основа — тюль, и в него тончайшим крючком с зазубриной вплетаются волосы — по одному или по тончайшей прядке. Бороды и усы делаются по такой же технологии — на специальном деревянном «болване»…

«Со мной не капризничают»

Крючки, о которых говорит Валентина Владимировна, в обычном магазине не купишь. Те, которыми она пользуется, перешли ей по наследству от прежних мастеров. В гримцеху есть и более раритетные инструменты — маленький чугунный утюжок и щипцы для завивки волос (судя по выгравированному слову «Марсель», французского производства). Несмотря на возраст, антикварные утюжок и щипцы значительно удобнее в работе, чем современные. Валентина Владимировна уверяет, что в каждом старом театре можно увидеть такие предметы — они бережно хранятся и передаются от поколения к поколению. Сегодняшняя «наследница» Поликарповой — Светлана. Валентина Владимировна говорит о своей ученице как об очень способной девушке, быстро овладевающей секретами мастерства.

Сейчас Валентина Поликарпова работает над трессом для одной из героинь нового спектакля «Не все коту масленица» по пьесе А. Островского. Тресс — это один из способов удлинения волос. Над столом натянуты три толстые черные нити. Это основа, в которую аккуратно вплетаются тончайшие прядки натуральных волос. Уже потом, во время репетиций, возможно, обнаружится, что тресс нуждается в подработке — парик или накладка должны смотреться органично, да и актеру должно быть в нем комфортно.

На вопрос, капризный ли народ артисты, Валентина Владимировна отвечает с улыбкой: «Нет, со мной они не капризничают».

— Не обидно ли мне, что в отличие от актеров я не выхожу на сцену и не получаю свою порцию зрительских аплодисментов? Абсолютно нет, — признается Валентина Поликарпова. — Мне это не нужно. Мне важно, что артисты всегда меня благодарят… Я их очень люблю и помню, что главный в театре актер, и мы все работаем для него…