Неистовая Рима

 

            9 июня – 10 лет со дня, когда Рима Газизовна Асфандиярова покинула земной мир. Она была звездой, героиней, кумиром поколения, молодость которого пришлась на 60-80-е годы XX века. Рима Газизовна приехала в Тульский драматический театр в 1969 году. Практически в это же время появился новый главный режиссер – Р.П. Рахлин, с приходом которого театр достиг небывалого подъема, и Асфандиярова стала ведущей актрисой. Это она была Ларисой в «Бесприданнице» А.Островского, Эмилией Марти в «Средстве Макрополуса» К.Чапека, Лизой Карениной в «Живом трупе» Л.Толстого, Клеопатрой в «Цезаре и Клеопатре» Б.Шоу, Тетушкой Руцей в «Птицах нашей молодости» И.Друцэ, Филуменой Мартурано в одноименной пьесе Э.де Филиппо.

         Главным спектаклем своей жизни Асфандиярова считала «Материнском поле». Ей был 31 год. А роль Толгонай – возрастная. Эпическое полотно, где через одну жизнь главной героини проходит эпоха.  Все обстоятельства – на пределе возможного. Фактически, это был моноспектакль, очень мощный, сильный, энергетически воздействующий. Одежда Толгонай была сшита из рогожки, окрашенной в пурпурный цвет. И Асфандиярова-Толгонай стояла, сияя, посреди сцены, как факел, как вечный маяк Веры и Надежды.

         Потом Риме всю жизнь будет не хватать этого трагедийного накала, мощи исповеди, существования на пределе — на вечерах, концертах, в памятные дни Великой Победы она будет читать монолог Толгонай.

         Она жаждала трагедийного репертуара, пьес Софокла, Еврипида, Расина…

         Ее моноспектакли родились не только из-за нехватки работы, хотя и в этом была одна из причин.

         Внутри нее горел горн. Она должна была всегда что-то выдавать на гора! Роли были, в буквальном смысле, ее жизнью. Когда же она оказывалась в простое, то начинала писать маслом (профессионально!), вышивать (едва ли не у всех ее близких есть подаренные Римой Газизовной вышивки в рамочках). К 200-летию со дня рождения А.С. Пушкина она (бесплатно!) обошла все школы города, читаю на ребячьих аудиториях стихи великого поэта. В трудную минуту жизни она освоила работу сапожника и научилась ставить набойки на туфли. Рима выпустила две книги: «Театр моей жизни» и «Трава, пробивающая асфальт» (в двух изданиях).

         Сначала был выпущен спектакль «Бег времени» (о жизни и творчестве Анны Ахматовой), а потом моноспектаклей оказалось семь: «Час души» о Марине Цветаевой, «Ночные голоса» Н.Шмелева, «Заблудившийся трамвай» (Н.С.Гумелев), «О Борисе Пастернаке», «Прелестница Амхерста» У. Люса.

         Форма моноспектакля очень подходила Риме. В центре – она, автор, исполнитель, творец – соединение космоса и песчинки, вечности и живущего в ней конкретного человека. Это было близко к существованию Толгонай, роли, по отношению к которой Асфандиярова измеряла свою жизнь.

         «Прелестница Амхерста» была, в полном смысле слова, настоящим спектаклем: с уютной декорацией Татьяны Матус, сшитым костюмом, изумительной программкой, сделанной в виде веера, с репетициями режиссера А.А.Малышева. Это был не композиционно подобранный материал, а оригинальная пьеса У.Люса об американской поэтессе XIX века, всю жизнь прожившей в маленьком провинциальном городке Амхерсте. Для Римы здесь был простор! Жизнь человеческого духа, для которого нет границ, нет предела, потому что цветок за окном и плывущее облако, как и вся бесконечная вселенная, несли в себе один смысл: радость и вечность бытия. В спектакле рассказ-исповедь Эмили Дикенсон становился исповедью самой Рима Газизовны, так было у них много общих жизненных поступков, мотиваций. Обе «выламывались» из своей среды, умели мужественно жить и выстаивать в трудных ситуациях.

         Спектаклем «Прелестница Амхерста», сыгранным на большой сцене, театр отметил 50-летие Римы Газизовны Асфандияровой. С этим же спектаклем 14 марта 1988 года она выступила на сцене прославленной «Александринки», там, где состоялся ее актерской дебют в роли Лауры в «Маленьких трагедиях» А.С.Пушкина, там, где перед первым выходом на Сцену она получила благословение игравшего с ней в спектакле последнего великого романтики нашего времени Николая Симонова, там, откуда началась для нее жизни в Театре.

         Рима говорила, что хотела бы прожить 90 лет, как ее бабушка… Вечно! Она и живет сейчас в дочери Анастасии, внуке Никите, во всех нас, любящих и помнящих ее, неистовую Риму.

 

Ольга Кузьмичева